Сайт православного священника
иерея Николая Осипова

При жизни в аду

11 июня 2016 года, не успел я выйти из храма после вечерней службы, как ко мне обращается наш регистратор, мол, звонил некий Павел и просил срочно помощи священника. На часах было чуть больше семи вечера, мои домашние, как всегда, обзвонились – папы нет дома с 7 утра... Сегодня я требный... Исповедь, панихида, несколько крещений, дежурство в храме, вечернее богослужение, завтра еще по графику служащий и вновь целый день в храме…

Перезвонив по номеру незнакомого мне Павла, услышал искренний призыв о помощи далеко не воцерковленного человека, который хотел как-то помочь умирающему в больнице товарищу... Как и принято в этих случаях священнику, я расспросил о состоянии больного и понял, что состояние очень тяжелое. Позвонил своей матушке, мол, приду домой часа через 2, срочно нужно уехать. Требный чемодан всегда со мной, для соборования все есть... Брать ли дары... В голове начались переживания. Но думать нет времени, зашел в храм, взял дары. Перезвонил, уточнил адрес больницы. Улица Ново-Садовая, 154 – туберкулезный диспансер.

На месте был через 30 минут, меня встречали у крыльца несколько человек, внешне по типажу – алкоголики и сидельцы. На входе мне сразу дали бахилы и маску. Пока шел по отделению, быстрым взглядом осматривал палаты, в которых двери были открыты, и понимал: все пациенты то ли из зоны, то ли из притонов. Наконец дошли до палаты того человека, к которому меня пригласили. Смотрю на больного и понимаю, во-первых, что времени у него осталось очень мало, а во-вторых, что все окружение – это не родственники, а соседи по палате. И, наконец, увидел женщину, сидевшую у изголовья, протиравшую лоб тяжело больному. Это оказалась его жена. Начинаю задавать вопросы, для того чтобы понять, что еще может больной; со слов близких людей узнаю, какой жизнью жил, хотя ответ на этот вопрос был очевиден. Жил без Бога, в храм не ходил. Были ходки на зону, алкоголь и все прочее.

Присмотревшись, я увидел мужчину сорока лет, в сознании, его глаза были то здесь с нами, то где-то дальше, глубже, в муках, его дыхание было частым, с хрипами, очевидны были тяжесть состояния, переживаемая им предсмертная тоска и неописуемая боль, усталость от страданий.

У меня, как у молодого священника, в голове была каша. Что делать? Как поступить правильно? С чего начать?... Когда ехал сюда, я молился, заранее пытался представить, кого увижу, и готовился к худшему, и просил Бога, чтобы меня направил.

Пока облачался, стою и молюсь про себя. Слышны голоса рядом стоящих пациентов: «Отец, ты ему помоги, чем сможешь, мы тебя очень просим...» Это говорили люди абсолютно чужие. А в моей голове крутится мысль, что нужно сделать все правильно не только со стороны духовной, но и со стороны гигиенической. Было принято решение найти одноразовую посуду, одноразовый плат, для того, чтобы ни в коем случае «не посеять палочку Коха» в мой чемодан.

Давая четкие указания помогающим, я начал молиться... Сам вполглаза смотрю на пациента, понимая, что он реально может не проглотить Святые дары. Останавливаю молитву, обращаюсь к стоящим рядом: «Дорогие мои… ситуация сложная, если Вы хотите помочь этому человеку, стойте рядом со мной, слушайте молитвы и просите, как хотите, своими словами, Бога, стойте, плачьте... Потому что молитва Ваша тоже очень важна. Просите, чтобы Господь дал шанс причастить этого человека».

Опыт работы с такими тяжелыми больными у меня уже был, и он убеждает, что в таком состоянии человек все понимает, просто не всегда способен что-то сказать или что-то просто подтвердить или опровергнуть. Помолившись, немного поговорив с больным, прочитав разрешительную молитву, принимаю решение, что причащать буду.

Как сейчас, вспоминается палата грязных мужиков, с наколками, с далеко не опрятным видом, красными глазами и затуманенным взглядом, но все они поддерживали больного, как могли: кто-то стоял и говорил «ну проглоти, пожалуйста», кто-то помогал держать голову. И вот он проглотил!

Когда я заканчивал молиться «По чину причащения больного», он задышал очень спокойно, так, как будто с него камень свалился, и ему стало легко. Его взгляд стал оценивать внешнюю обстановку, хотя, конечно, все еще, по большому счету, он был не здесь…

Я принял решение, что буду еще и соборовать.

Честно признаюсь, в мою голову лезли мысли о брезгливости... Этот запах... Не запах – смрад – ел глаза, находиться там было просто ужасно. Как же вы здесь, люди?!... Хотелось побыстрее уйти.

Однако я продолжал молиться с тем усердием, на которое был способен... С меня потек пот буквально градом. Со лба в глаза и под маску по шее, но молюсь, как могу. И вот, наконец, все.

По окончании таинства эти мужики, соседи по палате, дружно потянулись в мою сторону. Пошли за мной, как к источнику помощи для них. Многие хотели поговорить, их язык превращался в вполне нормальную речь, они все почувствовали облегчение и своего состояния. У многих из них торчали трубки, как мне показалось, прямо из легких, и эти трубки соединялись с полунаполненными содержимым желтого цвета бутылками, которые они держали в своих руках.

Я нисколько не ощутил себя героем, нет, напротив, я почувствовал себя человеком, который брезгует своей паствой, и тогда мне стало противно уже не от них, а от себя самого.

Часть из них прошли со мной на улицу, узнав, что у меня в машине есть святая вода, которой могу их окропить. Дойдя до машины, из 5-литровой бутыли я вылил воду в чашу и обильно окропил народ, кто-то стоял, кто-то падал на колени перед святой водой, и в конце все попросили попить...

Емкость пошла по кругу, каждый пил с удовольствием, хотя вода была до освящения налита из-под крана и особым вкусом вряд ли отличалась. Но глоток за глотком в этих людей вселялась вера, что они пьют животворящий источник....

Потом я услышал несколько очередных интересных, но в чем-то похожих безбожных историй и их последствий, с каждым, как мог, поговорил... Жене умирающего посоветовал отпеть его, как закончатся земные муки мужа, прийти к Богу и больше молиться.

Потом, брезгливо благословив всех присутствующих, сел в машину...

Картинки этого ада, смрад и запах были у меня перед лицом всю дорогу до дома... И это люди, люди, которые грешили несколько больше и серьезнее, чем многие другие, тем не менее, по большому счету, не безнадежны... Но они уже сейчас, при жизни, в аду...

Кто-то поинтересуется: мол, а для чего ты, отче, эту историю в Интернет сбрасываешь? Отвечу: для того, чтобы, возможно, этот рассказ стал полезен кому-то и кто-то сделал бы вывод, что жизнь без Бога ужасна, хотя, конечно, многое зависит от степени греховности конкретного человека... И, может быть, уже сегодня надо становиться лучше, нужно вспомнить о Боге, о таинствах Церкви и избавить себя от ада на земле и вечные посмертные мучения разменять на вечную радость и блаженство?

Смотрите так же:

Будьте всегда с нами!

Регулярная рассылка новых материалов

© 2016-2018

Сайт православного священника иерея Николая Осипова

Тел. священника: 8-927-692-73-83

Место служения: Храм, освященный в честь мученика Трифона

Адрес храма: 443033, г.о. Самара, Куйбышевский район, ул. Липяговская, д. 1

схема проезда